dmitriykrilov (dmitriykrilov) wrote,
dmitriykrilov
dmitriykrilov

О западном отношении к российской агрессии

Сделаю ка я и тут перепост с лепры.

Так получилось, что мне пришлось в какой–то момент закрыть свой бизнес и переехать, говоря в общем, на Запад. В связи с этим и потому, что читая многочисленные посты про украинскую ситуацию, я не увидел ничего похожего, я рискну изложить то, как в Европе и Америке видится этот конфликт и почему все реально взъелись на Россию. Я постараюсь быть как можно более нейтральным, ради того, чтобы хотя бы замедлить неминуемое скатывание темы к взаимным оскорблениям. Если прочитанное вас возмутит, просто имейте в виду — дело не в том, правда это или не правда и справедливо это или нет. Дело в том, что это реально то, о чем думают на Западе. Может быть это не все, о чем они думают, но во всяком случае — это существенная и довольно публичная часть повестки дня. Дабы не загромождать главную, продолжу внутри.

В России существует культ Второй Мировой (а точнее — Великой Отечественной) войны. Мы все об этом знаем. Все что касается этой темы, является святыней, стержнем, связывающим российский (или русский) народ. Эти события поэтизируются и героизируются, а роль СССР в войне справедливо считается ведущей. Может быть в связи с сфокусированностью на собственном триумфе в России почти неизвестно, как относятся к этой войне в Европе, как ее вспоминают, как отмечают памытные даты.

Надо сказать, войну в Европе помнят очень хорошо, но несколько под другим углом, чем в России. Акценты существенно смещены не в сторону героизма, а в сторону памяти о потерях, жертвах, лишениях. В самом деле, ряд стран пострадал не сильно меньше, чем Россия, особенно если считать не только убыль населения, но и качество жизни, и как долго пришлось потом восстанавливаться. Великобритания встала более–менее на ноги наверное только к середине 70х. Германия — по сути, только после разрушения Беринской стены. И так далее. Траурные мероприятия проходят каждый год, воспринимаются крайне серьезно, главный лейтмотив — этого не должно повториться никогда. Большой войны в Европе больше быть не должно.

В этой связи, кажется, евпроейцы немного лучше россиян помнят, в чем же итоги той войны заключались. Россияне в основном скажут о победе над фашизмом, освобождении Европы, героизме. Европейцы, особенно те, кто пообразованнее, вспомнят о создании системы международного права, которая была построена для того, чтобы предотвратить по возможности подобные инциденты в будущем.

Два важных момента этой системы — необходимость соблюдать определенные формальные шаги даже в случае агрессивных действий и неприемлимость несогласованных и необсужденных аншлюсов. Сильно упрощая, все договорились вместо того, чтобы сразу устраивать большую войну, сначала совещаться по всем вопросам, достигать каких–то договоренностей, хотя бы предупреждать и вообще соблюдать даже в неприятных обстоятельствах приличия. Несмотря на кажущуюся бессмысленность этих действий, они в общем–то выступают своего рода ингибитором, замедлителем процесса, предостерегая всех участников от резких шагов, давая всем подготовиться и снижая шансы эскалации конфликта.

Второй момент — полная неприемлимость классических аннексий, тем более в Европе. Границы по результатам второй мировой считаются незыблемыми и землицей никто не должен пытаться прирастать. Таким образом, исключается большая захватническая война. Страны можно, пользуясь правом народа на самоопределение, в крайнем случае делить на части — как СССР, или например тот же Косовский прецедент. Но насильственно объединять страны строго запрещено. Это краеугольный камень системы мира после Второй Мировой. С тех пор аннексий было буквально несколько штук, никогда — в Европе, и те, кто аннексировал слишком быстро и не проведя все необходимые танцы и не договорившись, обычно плохо кончали (см. Саддам Хуссейн).

Эти моменты — краеугольные в современном миропорядке. Игнорирование их в принципе приводит к разрушению всех международных договоренностей, приводит к ситуации кто сильнее — тот и прав, и открывает дорогу к новой большой войне. Которой Европа очень не хочет и боится. И которой, в общем, не хотят и Штаты, поскольку упадок в Европе тоже отразится на них не в лучшую сторону — будет потерян огромный рынок.

До поры Россия строго следовала всем тем же принципам. Даже в случае ситуации с грузинской войной были соблюдены все приличия. Была резонная формальная причина начала боевых действий — наличие российских миротворцев на территории, которые попали под удар. Аннексия формально не была осуществлена — народы самоопределились и организовались в протектораты. Которые, после того как отстоятся лет 20, вполне могут попроситься в состав России, но не сразу, а только когда пена уляжется. А могут и не проситься — так даже лучше. Именно поэтому реакция была такой мягкой — все в рамках правил игры.

С Украиной вышло совсем иначе. Несмотря на лихорадочные попытки соблюсти видимость нормальных международных процедур, всем очевидно, что это непрекрытая аннексия. У России не было казуса белли, а объявленный — хуже некуда, поскольку очень уж напоминает о защите прав этнических немцев. Референдум проведенный за три дня при всем желании признать невозможно, тем более — моментальную просьбу войти в состав России. Соответстенно, имеем аннексию в Европе, покушение на нерушимость европейских границ и грубое нарушение сложившегося порядка.

Дальше — хуже. Россия показывает, что это не единичный случай. Поддержка сепаратистов Россией на Западе не вызывает сомнений, а после событий последних дней — и подавно. Значит, Путин агрессор, он не остановится на одном Крыму, он считает, что любые вопросы можно решать военной силой, в обход всех принятых правил. Статус кво по итогам второй мировой под вопросом. А это — самый страшный европейский кошмар.

Путин, конечно, никакой не Гитлер. Как минимум, у Гитлера была замечательная мистическая идеология, мадам Бловацкая, теософия и идея сверхчеловечности. Ну то есть примерно то, что показывают в фильме про Индиану Джонса — это правда. Гитлер действительно верил в сверхъестественные темы и потому решил захватить мир. У Путина никакой сильной идеологии нет, он просто решил, что он большой, ему все можно, и пытается с позиции силы решить свои тактические задачи.

Но глядя на его действия с позиции европейских фобий, невозможно не провести ряд аналогий:
— Избран большинством, стал диктатором
— Опирается на широкие слои малообразованных людей, популист
— Аггрессивный
— Не соблюдает международное право
— Страна, как и Веймарская Германия, ищет реванша за поражение в предыдущей (холодной) войне

Разыграна национальная карта и идет речь о защитах интересов этноса вне границ страны

Вы понимаете, да? Образ складывается вполне однозначный. Можно долго говорить о том, что Крым — не Судеты, но выглядит это все в глазах Европы (да и Штатов) именно так, как выглядит. Скажем, они не хотят рисковать.

Это отлично понимают элиты, это понимает и избиратель. Именно поэтому реакция такая жесткая и врядли станет мягче, если только Россия не сделает очень ощутимые шаги назад. Все еще помнят политику умиротворения Чемберлена и то, что называют Мюнхенским сговором.

Помнят и страшно боятся. Тут не до газа и не до нефти, при таком раскладе.

В общем, не знаю, это все очевидные вещи но в силу того, что у России сильно отличается точка зрения на эти события, похоже для многих россиян непонятные. Надеюсь, это сделает чуть яснее позицию европейцев в этом конфликте.

А, да. Ядерное оружие. Оно является частью системы сдерживания, но само по себе от большой войны не страхует. Высок порог применения, есть не у всех стран, не мешает ядерным странам захватывать безъядерные и так далее.



Написал retsambew, 3 сентября 2014 в 13.46
Tags: Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments